Ярославское региональное отделение

общероссийской общественной организации

СОЮЗ РОССИЙСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ

 

 

 

 

 

Николай Сергеевич Гоголев

родился в 1948 г. в Рыбинске.

Автор прозаических книг "Улыбка в ночи" и "Бриллиантовый дуплет", поэтических сборников "Белый принц" и "Три корабля", переводчик, в частности перевел кэрролловскую "Охоту на Снарка". Публиковался в периодической печати и коллективных сборниках. Член Союза российских писателей.

Последнее время жил в деревне Артемьево под Рыбинском, в поместье своего двоюродного брата-конезаводчика  А. И. Бирюкова. Скончался в Рыбинске, в своей квартире, 7 апреля 2011 года от инсульта головного мозга. 13 апреля был похоронен на Софийском кладбище в Рыбинске рядом с родителями.

Избранное: стихотворения,новеллы 

Произведения Н.Гоголева

Льюис Кэрролл.Охота на Снарка.Перевод, вступление и примечания Н.Гоголева

Вечер Владимира Высоцкого, ч.1, ведущий Н.Гоголев

Вечер Владимира Высоцкого, ч.2, ведущий Н.Гоголев

Вечер Владимира Высоцкого, ч.3, ведущий Н.Гоголев

Н.Папоркова.Вечный романтик.Вспоминая Николая Гоголева

 

Памяти Н.С. Гоголева

В Ярославской области жил замечательный поэт. Он был одним из тех людей, которых остается в нашей эпохе все меньше, которых, может быть, почти уже не осталось… Из тех, кого называют последними романтиками, вечными странниками, из тех, чья жизнь пропитана тоской по мировой культуре (О. Мандельштам). Его собеседниками в вечном пространстве художественного мира были Франсуа Вийон и Николай Гумилев. Он жил в городе Рыбинске, потом уехал оттуда в сельскую родовую усадьбу Артемьево, и пропал там бесследно, как будто всем только приснился, как будто и сам был гостем из далеких эпох… Остались только память и творчество. Но близким, друзьям и знакомым очень сильно не хватало его, и они надеялись хотя бы через несколько лет встретиться с ним или хоть что-нибудь о нем услышать… И вот услышали. Но не его живой, теплый, смеющийся голос в телефонной трубке, а это горькое, леденящее сочетание: «Умер Николай Гоголев». 7 апреля 2011 года, в своей квартире в Рыбинске, от инсульта.

Николай Сергеевич Гоголев родился в 1948 году в Рыбинске. Кроме поэтических сборников «Белый принц», «Три корабля» и стихотворных переводов, например, «Охоты на Снарка» Льюиса Кэрролла, он автор двух прозаических книг – «Улыбка в ночи» и «Бриллиантовый дуплет». Его стихи публиковались в периодических изданиях Рыбинска и Ярославской области, в коллективных сборниках и альманахах. В начале 1998 года он был принят в Союз Российских писателей. Но ни одна биографическая справка не в состоянии передать его внутренней жизни, его неповторимого человеческого обаяния и той воздушной, светлой радости, которая оставалась надолго после встречи и разговора с ним. Евгений Ермолин, писатель и литературный критик, очень точно характеризует его в рецензии на книгу «Улыбка в ночи»: «…автор - человек замечательный: живой, открытый миру, простой (но не простоватый). Он опытен, но его опыт не разочаровал нашего автора в жизни и людях. Только научил смотреть на мир с улыбкой. Веселой, грустной, иронической, приязненной, нежной. Улыбкой в ночи». памяти Николая Гоголева Действительно, Николай Сергеевич никогда не жаловался и не сетовал на несправедливость жизни, а улыбался, иногда иронично, иногда чуть печально, над своими жизненными неудачами и невзгодами. Вдруг вспомнился один из таких разговоров, когда он позвонил перед Новым годом поздравить меня. А год был на редкость неудачный… Николай Сергеевич спрашивает: «Наденька, я надеюсь, ты не расстраиваешься из-за этой фигни, которая недавно произошла?» - и голос его прозвучал так, что мне мгновенно представилась его добрая, незабываемая улыбка. Я улыбнулась в ответ: «Простите, Николай Сергеевич, но не могли бы вы уточнить, из-за какой именно фигни?» - И мы вместе весело рассмеялись, и причины огорчений показались уже вовсе не важными и совсем не страшными… «Николай Гоголев был самобытным и свободным человеком и поэтом, - вспоминает его друг, поэт Леонид Советников, - жил свободно, а ушел из жизни незаметно. Свободный - одно из самых значимых о нем определений. В прежнюю эпоху это было скорее исключением из правил. Галича в 82-м слушал. Не диссидент. Но оригинал и свободная личность».

Каждый год 15 апреля он собирал друзей, чтобы отметить день рождения Гумилева, своего тезки и любимого поэта, чей образ вечного странника и покорителя новых вершин был ему так близок и понятен…

В то, что Николая Сергеевича больше нет среди живых, не просто тяжело, а почти невозможно поверить. Не только потому, что так больно знать о невозможности новой встречи с ним на земле. Но и потому, что он всегда был для нас воплощением самой живой жизни, торжествующей над смертью, неподвластной ей.

Он, переживший много испытаний и трудностей, всегда оставался удивительно юным душой, и поэтому ему легко было общаться и дружить с молодыми поэтами, и не только передавать им свой опыт, но и вместе с ними беззаботно, светло радоваться жизни, весне, музыке, новым и вечным стихам… Именно такой была долгая дружба Николая Сергеевича с Ольгой Коробковой, молодым поэтом, автором и исполнителем песен. Вот ее слова: «Трудно выбрать «главное», говоря о Гоголеве. Столько было встреч, разговоров, музыки, стихов… Мы по-настоящему дружили, несмотря на большую разницу в возрасте и в жизненном опыте. Отношения с ним я вспоминаю как одни из самых тёплых, какие вообще существовали в моей жизни. Сколько было пересечений, общих пристрастий… Кстати, из этой серии – и наш с ним обычай: отмечать день рождения Николая Гумилёва. 15 апреля, разгар весны, головокружение… посиделки в его квартире, в компании его двух собак, чтение… Несколько лет подряд, помню, мы свято соблюдали традицию. Даже когда дороги разошлись – надежда на новые встречи ведь оставалась. И особенно я скучала по Николаю Сергеевичу, когда мне пришлось вернуться обратно в Рыбинск, весной, в апреле. Встретиться, поговорить… Я звонила на номер, который мне дали, но абонент, увы, был недоступен. Если бы только «временно»… В самом деле, грела душу надежда на встречу. Теперь встречи на земле не случится… Он был удивительным человеком. В более чем полувековом возрасте – ни грамма закоснелости, окостенелости; на редкость гибкое мышление, реактивность, замечательное чувство юмора и… романтизм, так и не изжитый, не прожитый до конца… В его стихах, что называется, «неприглаженных», но ярких, из каждой строчки слышится его живой голос и глядят его блестящие, подвижные глаза. Впрочем, в прозе – то же самое. Это симптом…Вспоминается Франсуа Вийон, которого он очень любил… Господи, все мы прекрасно знаем, что смерть – это часть жизни, но разве от этого менее горько?..»

Для меня смерть Николая Сергеевича – тоже глубоко личная утрата. Я познакомилась с ним, когда мне не исполнилось еще и 14 лет. Он автор компьютерной верстки и послесловия к моему первому сборнику «Терновый сад». Он был одним из первых живых и настоящих поэтов, с кем мне довелось встретиться в своей тогда совсем еще коротенькой жизни, наяву, а не только на книжных страницах. И он навсегда останется для меня таким – настоящим и живым… Вечная память.

Надежда Папоркова

18.04.2011.

 

 

Ярославское региональное отделение ООО СРП, 2009. Рейтинг@Mail.ru