Ярославское региональное отделение

общероссийской общественной организации

СОЮЗ РОССИЙСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ

 

Биография.ру.Смирнова (Черных) Наталья Анатольевна

 

  

 Наталья Анатольевна Черных (Смирнова)

Родилась в 1962 г. в г. Ангарск Иркутской области в семье рабочего. Окончила филологический факультет Иркутского университетата (1985). Работала учителем в средней школе (1985 -1989; 1991-1994), преподавателем Иркутского политехнического института (1989 - 1991), была сотрудником газет: "Восточно-Сибирская правда" (1994 - 1995), "Очарованный странник" (1995 -1996), "Северный край" (1996 - 1999). Печатается как поэт с 1985: газета "Иркутский университет". Стихи Наталии Смирновой (Черных) печатались в областных газетах, журналах "Огонек", "День и ночь", "Байкал", "Орион", в коллективном сборнике молодых поэтов и прозаиков Восточной Сибири. Автор книги стихов "Ботанический сад" (Рыбинск, "Рыбинское подворье", 1997 г.), за рукопись которой на Всероссийском совещании молодых писателей в 1996 году Н. Смирнова принята в Союз российских писателей. Переводила с монгольского и украинского языков.  Имеет ярославские областные премии  по журналистике (1997, 1998), литературную областную премию им. И. З. Сурикова (1999). Живет в Ярославле.

 

                                  * * *

                                         

                                          Еще спасет меня воспоминанье

                                          о той весне, когда сирень сырую

                                          я приручала ласковым касаньем,

                                          ручей студеный долгим поцелуем.

 

                                          А, может быть, все в памяти сместилось,

                                          и не ручей, и не сирень, а ты

                                          роднил с землей, мирил с судьбой, и длилось

                                          объятие у гибельной черты.

 

                                          И красное вино, и черный хлеб

                                          все под открытым небом, как музыка.

                                          И помнится, был дождик слаб и слеп,

                                          а нежность, словно дождь, косноязыка.

                                         

                                          (1992 г.)

 

 

                                          * * *

 

                                          Как жимолости сок, вкус жизни свеж и дик,

                                          и Божья милость жимолости имя.

                                          Когда ты ягод горсть бросаешь на язык

                                          Нет истины острей и нестерпимей.

 

                                          А там, где я была Господь не приведи!

                                          за краем кромки тянется молчанье.

                                          Как будто сердце из моей груди

                                          вдруг вырвали и пресеклось дыханье.

 

                                          И равнодушно принимала я

                                          людскую подлость и людскую жалость.

                                          Но жизнь, но жизнь, но жимолость моя!

                                          Не ты ли к нёбу ягодкой прижалась?

 

                                          (1993 г.)

                                         

 

                                  * * *

 

                                          Сердце, матушка, чует беду...

                                          Ай, ударьте, родимые, в колокол!

                                          Долог путь... Как-нибудь добреду

                                          где ползком, где катком, а где волоком.

 

                                          Не однажды дыханье зашлось

                                          от молитвы полночной, горячечной.

                                          Сколько пролито крови и слез,

                                          сколько жаркой надежды утрачено...

 

                                          Ты скажи, где отец мой? где брат?

                                          Отчего эта боль непрестанная?

                                          Иль достойна сильней во сто крат

                                          наказанья душа окаянная?

                                         

                                          Гей, Россия, моя родова!

                                          Вместе плачем и вместе мытарствуем.

                                          И пока наша вера жива,

                                          всем усопшим небесное царствие.

 

                                          Я любила вас в этом аду,

                                          буду крепко любить и за облаком.

                                          Долог путь... Как-нибудь добреду

                                          где ползком, где катком, а где волоком.

               

                                          (1995 г.)

 

 

                                          * * *

 

                                          И в сей холодный век корысти и безверья,

                                          где каменные сны и камень наяву,

                                          я чувствую себя какой-то дикой зверью

                                          и прядаю в стихи, как прядают в траву.

 

                                          И так обострено чутье мое и зренье,

                                          что не поймать меня, жестокосердным, вам!

                                          Я прядаю в любовь прекрасной гибкой зверью,

                                          лишь длинные власы струятся по плечам.

 

                                          Не вам бы враждовать и убивать не вам бы

                                          опомнитесь, умойтесь небесною росой...

                                          Я вижу, как летит огненнокрылый ангел

                                          и в стены града бьет пятой своей босой.

 

                                          (20 января 1995 г.)

 

 

                                          * * *

 

                                          И снова роща в рубище осеннем

                                          ей в путь пора...

                                          А мне какое дело,

                                          что у берез озябшие колени

                                          и сквозь прорехи розовеет тело?

 

                                          Ведь я-то здесь останусь с этой болью,

                                          а ей не надо ни тепла, ни хлеба.

                                          Как странница идет на богомолье,

                                          так роща босиком уходит в небо.

 

                                          (1996 г.)

 

 

                                          * * *

 

                                          Я к тебе припадаю, родному

                                          Спасу сердца и отчей земли,

                                          утоли мою жажду по дому,

                                          по теплу, по крыльцу утоли...

 

                                          Только где моя родина, мама?

                                          На Руси иль в сибирской дали?

                                          Утоли мою жажду по храму,

                                          моя родина там утоли...

 

                                          В алтаре от оконца резного

                                          ляжет луч в золотистой пыли.

                                          Утоли мою жажду по Слову,

                                          по глаголам Твоим утоли...

 

                                          (1995 г.)

 

 

Ярославское региональное отделение ООО СРП, 2009. Рейтинг@Mail.ru