Ярославское региональное отделение

общероссийской общественной организации

СОЮЗ РОССИЙСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ

 

 

 

 

Тамара Михайловна Рыкова

родилась в Ярославле в 1942 г.

Работала в литературной газете русской провинции «Очарованный странник» и принимала участие в организации Первого Всероссийского совещания молодых писателей. Участвовала в Международном форуме «Европейская цивилизация и культура на пороге III тысячелетия: «Литературный экспресс», «Европа – 2000».

Публиковалась в многочисленных коллективных литературных сборниках, журналах «Русь», «Русский путь», литературных газетах «Очарованный странник» и «Борисоглебские слободы», автор книги стихов и прозы «Не суетись, душа». На ярославском телевидении сняты документальные фильмы о ее творчестве.

Более четырех лет возглавляла Ярославское отделение Союза российских писателей. В настоящее время возглавляет городской Клуб любителей словесности «Тысячелетие», является заместителем председателя Комиссии по литературному наследию поэта К. Васильева, членом рабочей группы Васильевских чтений и членом редколлегии научно-художественного сборника «Голоса русской провинции».

 

                              * * *

                                     Не суетись, душа.

                                     В вагоне и в столовой

                                     не норови урвать талончик и билет.

                                     Пусть царствует, резвясь, целованный целковый,

                                     а ты решись сказать простое слово-нет!

                                     Не суетись, душа.

                                     Не признавай пигмейства.

                                     Доверься зову сил-расти, душа, расти.

                                     Не поощряй, скуля, сановного злодейства.

                                     Предавшего презри, упавшего прости.

                                     Не суетись, душа.

                                     Средь драк и песнопений

                                     не подбегай-поддать, не подбегай-подпеть...

                                     Был первым и одним любой свободный гений,

                                     расплаты не страшась-пусть слава или смерть!

                                     Не суетись, душа.

                                     Ты рождена нетленной.

                                     Тебе ли прозябать средь игрищ и могил?..

                                     Могучий вольный дух, владеющий вселенной,

                                     величием своим тебя благословил.

 

                                     * * *

                                     И одна на земле...

                                     А ведь нежно и верно любила.

                                     И все Божьи дары положила к мужицким ногам.

                                     Но растрачена всуе животворящая сила.

                                     Золотые слова подарила глухим пастухам...

                                     Седина мне к лицу.

                                     Не закрасила чернью и охрой.

                                     И сияют виски, ледяную готовя купель.

                                     Закатился мой свет.

                                     И не вскрикнуть теперь, и не охнуть.

                                     Наметает сугробы февральская матка метель.

                                     Глубоко прокопай,

                                     пьяный копаль,

                                     промерзшую землю!

                                     Меж высоких снегов

                                     темный омут на белом ветру.

                                     Ухожу в глубину.

                                     И боюсь, и, смиряясь, приемлю.

                                     Только белое поле раскинется там поутру.

 

                              * * *

                                     Душе подаст Господь.

                                     О, мой защитник верный-

                                     Возлюбленный Отец,

                                     Возлюбленная Мать.

                                     Все выше я иду

                                     и слышу рокот мерный.

                                     Я больше не боюсь

                                     скитаться и страдать.

                                     Благодарю за то,

                                     что написать сумела

                                     невечные слова

                                     на каменной стене.

                                     И здесь помог Господь-

                                     хватило жизни мела,

                                     и белый хрупкий след

                                     напомнит обо мне.

 

                                     Александру

                                    

                                    Напекла пирогов,

                                     натопила избу,

                                     умоляя богов

                                     переделать судьбу.

                                     Стынет чай на столе

                                     и заварка крепка.

                                     Пальцы в теплой золе,

                                     да озябла рука.

                                     На деревне моей

                                     псы цепные молчат.

                                     Не слыхать у дверей

                                     золотого ключа.

                                     И откуда бы гость,

                                     коль на десять сторон

                                     только зимняя злость

                                     да гнездовья ворон.

 

                              * * *

                                                             А. К.

                                     Вошли Вы в комнату, и вдруг

                                     она жемчужно засияла,

                                     раздвинув темный тесный круг

                                     в пределы дивного овала.

                                     И драгоценный тот ларец

                                     качался, плыл, переливался.

                                     Морского жемчуга ловец

                                     сам в створки белые попался.

                                     А проще?

                                     Вы вошли, но как!

                                     Вся комната затрепетала.

                                     Машинки пишущей строка

                                     вмиг обомлев,

                                     залепетала...

 

                              * * *

                                     Моя рука-касанье рук твоих.

                                     Мои глаза-твоих очей сиянье.

                                     Мой суженый, несбывшийся жених,

                                     мое великолепное страданье.

                                     Пойми и ты, что каждый локон твой

                                     лишь мне принадлежит по праву.

                                     И над твоей прекрасной головой

                                     седые птицы караулят славу.

                                     Срослись стволы, и корни обнялись,

                                     две золотые головы блистают.

                                     Но птицы вдруг тревожно поднялись-

                                     кричат и плачут, и, кружа, летают...


                                    

                                     * * *

                                     Мне приснился подарок...

                                     Случайный, скупой, долгожданный.

                                     Подари мне букет

                                     из колючих нечаянных роз.

                                     Нам так холодно жить -

                                     здесь гуляет сквозняк окаянный.

                                     По израненной коже

                                     прошел августовский мороз.

                                     Так разбей!

                                     Ну, разбей этот холод стеклянный,

                                     что намерз между нами

                                     из жгучих непролитых слез...

                                     Тебе трудно со мной,

                                     с этой женщиной, гордой и странной,

                                     что в непрочный твой дом

                                     заблудившийся шмелик принес.

 

 

Ярославское региональное отделение ООО СРП, 2009. Рейтинг@Mail.ru